Баннеры

TMNT: ShellShock

Объявление


Добро пожаловать на приватную форумную ролевую игру по "Черепашкам-Ниндзя".

Приветствуем на нашем закрытом проекте, посвященном всем знакомым с детства любимым зеленым героям в панцирях. Платформа данной frpg – кроссовер в рамках фендома, но также присутствует своя сюжетная линия. В данный момент, на форуме играют всего трое пользователей — троица близких друзей, которым вполне комфортно наедине друг с другом. Мы в одиночку отыгрываем всех необходимых нашему сюжету персонажей. К сожалению, мы не принимаем новых пользователей в игру. Вообще. Никак. Но вся наша игра открыта для прочтения и вы всегда можете оставить отзыв в нашей гостевой.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] The Reason of Our Lives (Салли Прайд)


[С5] The Reason of Our Lives (Салли Прайд)

Сообщений 11 страница 17 из 17

1

Место и время: вечер 20 июля, новая штаб-квартира Братства Мутанималов/старое жилище Тао Шана
Участники: Салли Прайд, Тао Шан, Рафаэль
Краткий анонс:
Довольно тяжело увидеть хоть какой-то смысл в дальнейшей жизни, когда кажется, что весь мир восстал против тебя. Превратившись в огромную неуклюжую панду, Тао старается не терять надежды, но это не так-то просто. Юноша все никак не может смириться с тем, что ему больше никогда не суждено увидеться со своими родными... равно как и с тем, что его любимые фигурки супергероев остались без присмотра в старой квартирке на окраине Чайна-тауна. Набравшись духу, Тао предпринимает рискованную попытку вернуть свою драгоценную коллекцию, а Салли (ох уж эта добрая душа!) вызывается ему помочь. И не только Салли.

+3

11

Рафаэль как-то не сразу осознал, что ему только что прилетело от львицы, с которой он даже не был толком знаком. Ну то есть, во всем ср*ном мегаполисе, где живут миллионы людей и обитают всякие необычные существа, внезапно объявилась некая… кхм, чудо-барышня, взявшая на себя смелость придраться к неприглядному поведению черепашки. К нему. Рафаэлю.

Э-э-э?.... бессмертная что ли?

Разумеется, саеносца и раньше многократно попрекали его социопатичной несносностью, которая одергивала любые намерения окружающих в их скромных потугах подружиться с его хмурой рожей, но чтобы вот так откровенно, без опаски нарваться на встречную грубость… Это ж каким отчаянным надо было родиться? Как бы там ни было, а только в личных списках мутанта, кроме неприкосновенных Сплинтера, Эйприл и Ниньяры, не значилось никаких сомнительных африканок.

- Ты мне, да? - наконец, отвис от кратковременной прострации парень, после чего смерил Салли своим опасно вспыхнувшим взглядом. - А кто он по-твоему? Пружинка-балеринка? Или, может быть, бамбуковая трость китайского императора?! - оттопырив большой палец, он с некоторым остервенением взмахнул кулаком, указывая в сторону безразмерной туши панды, которая скромно жевала очередной ролл, явно предпочитая не вмешиваться. - Не тебе диктовать, чт… - впрочем, отстоять свою репутацию почетного хама на районе Рафаэль банально не успел: вынужденно заткнувшись на полуслове, ниндзя вдруг выхватил из-за пояса сай, дабы пронзить острием  рисовый кубик, летевший прямо в него. Уф…! - Че творишь-то, киска? - возмущенно рявкнул саеносец, после чего, немного поразмыслив, все-таки поднес ко рту свою неожиданную добычу и, продолжая подозрительно коситься на дерзкую львицу-девицу, осторожно стянул зубами ролл, словно кусок мяса с лезвия шампура. В конце-концов, его голод никуда не делся, хотя Рафаэль и пытался демонстративно отфекаться от несостоявшегося ужина.

Между тем, Салли приближалась с рюкзаком и открытым контейнером, чем только усиливала недоверие парня к ее вероятным манипуляциям. Интересно, что она на этот раз задумала? Может быть, решила как-то отомстить за столь опрометчиво сказанного “жиробаса”? Или вообще популярно разъяснить недалекой рептилии все рамки приличия, принятые в любом нормальном обществе? Во всяком случае, Рафаэль совершенно бы не удивился такому раскладу - недаром же этими двоими руководила резкая и неумолимая Ниньяра, которая уже давно выучила каждую болевую точку на теле своего парня.

Ну… допустим. Машинально перехватив брошенный ранец, саеносец с озадаченным прищуром взглянул на лыбившуюся Прайд, даже не обратив должного внимания на довольно-таки фамильярный хлопок по своему плечу. Мысли резво разбежались вдоль извилин черепашьего мозга, пихаясь и толкаясь, отчего Рафаэлю стало затруднительно выстраивать их в логичную и понятную для себя цепочку. Почему, спрашивается, Салли так повела себя? “Не называй его так!” совершенно не укладывалось вместе с “А ты симпатичный, когда не строишь зверскую рожу!”, как и то, что африканская кошка уже через секунду после ярой защиты своего пухлозадого приятеля кидает Рафаэлю ролл, с дружеской миной предлагая тому отведать рыбку. Странная же парочка ему попалась, однако… В какой-то момент саеносец даже пожалел, что вообще решился на эту волонтерскую авантюру с охотой за старыми комиксами Тао. Может, ну их, нахрен?...

Открыв рот, черепашка собрался, было, толкнуть раздраженную речь о вселенском кретинизме вкупе с чересчур дерзкими настроениями своих подопечных, которые столь чувствительно задевали его самолюбивую составляющую, как вдруг панда принялся хаотично взмахивать лапами и ловить выкатившийся  ролл, напрочь позабыв об элементарных приемах конспирации. - Заткнись, жир… ты… пандарен! - вспыльчиво шикнул на него Рафаэль, словно бы ненароком повернувшись панцирем к блондинистой львице. У него не было никакого желания выслушивать очередное “фи”, сквозь которое призрачным шлейфом просачивались назидательные нотки самой Умеко. - Если не хочешь завтра пестреть во всех новостях, сделай очень тихую рожу, понял?...  Это называется “суши” и “сашими”. Ты не думай, это совсем не японская еда, а так… развлекуха для пустоголовых туристов, которые падки на все прикольное и желательно непонятное, - без особой охоты принялся объяснять черепашка Прайд, так невовремя подоспевшей со своими вопросами, которые совершенно не относились к предстоящему делу. - Вообще неудивительно, что они тебе понравились - там полно всякой рыбы, - конечно, у Рафаэля даже в мыслях не возникло идеи бросить прямо здесь рюкзак, всего лишь послушав совет какой-то там мутировавшей кошки. Ничего, не прогнется, агась? - Идем, что ли. Чайна-таун, говоришь? - юноша криво ухмыльнулся, невольно вспомнив о своих давних, но весьма громких приключениях, связанных с этим бомжеватым районом, заселенным выходцами из азиатских стран. Славно они с братьями тогда прогремели, едрить всех соседей в их узкоглазые панцири! Едва ноги унесли от копов! - Туда.

Небрежно закинув ранец на свое мускулистое плечо, черепашка по стойко выработанной привычке направился прямиком к ближайшему сооружению из мусорных баков, с помощью которых, как он надеялся, можно было вскарабкаться на крыши. Впрочем, уже через доли мгновения ему пришлось оставить столь энергичную идею, ибо черно-белый толстопуз вряд ли сумел бы продемонстрировать акробатические чудеса бесшумного подъема по металлической "пирамиде" ящиков и контейнеров. Он и в погоне за маленьким-то, блин, роллом едва не перебудил половину квартала, куда уж ему до пресловутых ниндзя-прыжков… Поэтому Рафаэль, на вскидку прикинув последствия от вероятной неуклюжести панды, все-таки решился на пеший маршрут, с помощью быстрых перебежек между укрытиями: от деревьев к складским помещениям, сквозь почтовые ящики и телефонные будки. Конечно, на бдительность подопечной парочки не стоило даже рассчитывать, оставалась лишь одна надежда, что они случайно не встретят запоздалых прохожих, решивших срочно выгулять своих домашних питомцев.

- Не очень, - буркнул Рафаэль на следующий вопрос любопытной мутанималки, чувствуя, что совершенно не готов развивать столь животрепещущую тему. - Но ты, вероятно, еще антилоп ловила в своей саванне… Лучше давай договоримся, котик, - развернувшись на каблуках, черепашка склонил к ушастой блондинке свою насупленную физиономию, да так близко, что едва не ткнулся прямо в львиную мочку няса. - Ты не спрашиваешь меня о Ниньяре, я тебе ничего не рассказываю. Тогда наш союз веселых и находчивых живет и дальше, а мы дружно перемещаемся в направлении узкоглазой общины, за манатками твоего пандарена. Затем также весело, не забывая улыбаться и махать, плывем обратно к Ниньяре, где торжественно разрываем все узы нашего временного слияния. Понятно или повторить по буквам? - саеносец вновь сосредоточился на их общем движении, не забывая оглядываться по сторонам и молча проклиная нерасторопность своих спутников. Впрочем, пока все было относительно тихо и безлюдно… ан, нет, показалось! Неослабевающий взор воина тени быстро выцепил мерцающие красно-синие маячки патрульной машины полицейских, которые явно направлялись прямо сюда. Кивнув в сторону маленькой кофейни, где кое-как можно было спрятаться в груде изломанных ящиков у задней двери, парень резво перебежал в условленное место, одновременно подзывая к себе Салли и Тао. - Быстро сюда, шлепанцы мохнатые! Если постараетесь не шуметь, копы нас не заметят.

+1

12

Какой же он все-таки был грубый... и вредный!

Салли эдак недовольно покосилась на стоявшего рядом с ней громилу, равно как и опасливо притихший вдали Тао молча выслушивая утробное рычание этого зеленокожего, рослого, накаченного во всех зримых и незримых местах и потому довольно грозного на вид крепыша, украдкой напрягшись всем телом, когда Рафаэль весьма опасно "прошелся" по бедовой голове их спутника. Эй... ты ведь помнишь, что она тебе сказала? Даже не смей так открыто унижать кого-то из присутствующих здесь мутантов! Не вина Тао, что он получился таким большим и откровенно, эээ... неповоротливым, да! Конечно, Раф тоже был по-своему прав — что есть, то есть, у панды имелись весьма серьезные проблемы по части ловкости, силы, комплекции и лишнего веса в целом, но какой смысл постоянно ему об этом твердить, стоит ему только в очередной раз случайно что-нибудь задеть толстой монохромной попой или не дай бог уронить себе под ноги? К счастью, Раф не стал развивать эту тему дальше и в очередной раз называть Тао безмозглым жирдяем, вовремя поправившись, чем заслужил легкий, одобрительный кивок Салли — правильно, давай лучше поговорим о чем-нибудь более приятном! Например, о еде. Или еще лучше — о Ниньяре. О Ниньяре ведь тоже очень приятно разговаривать, ты так не считаешь? Ну конечно ты так считаешь, она ведь твоя подруга!

Рассуждая подобным образом, Салли, разумеется, и не предполагала даже, что вот так сходу напорется на встречное недовольство Рафаэля. Вопрос львицы был продиктован не только естественным любопытством (все же, ей и вправду хотелось побольше узнать об этой сладкой парочке, о том, как они познакомились, и все такое), но и желанием как-то, ну, сгладить этот непонятный конфликт, миновать все эти раздражающие углы в общении. Как ни крути, а Рафи спас их на пару с Умеко, а потому заслужил искреннюю благодарность со стороны добродушной и общительной Салли, пока что совершенно не замороченной всякими там житейскими проблемами и сложностями многогранных человеческих взаимоотношений. Да уж, хреновый, видимо, из нее был психолог, раз она до сих пор не догнала, что Рафаэлю может быть банально неприятно в очередной раз смаковать тему незадавшегося свидания.

Ну... простите-извините! Она, в общем-то, и не заговаривала даже на эту тему! Просто спросила...

Само собой, девушка тотчас заткнулась и спешно притормозила, едва не ткнувшись носом в порывисто развернувшуюся ей навстречу массивную черепашью мину — ведь до этого момента Раф вполне себе резво двигался вперед, обогнав Тао и вроде как показывая им более безопасный путь до Чайнатауна. Эй, ну ты чего...? Шире распахнув свои большие салатовые глазищи, Салли сперва непонимающе, а затем — уже откровенно возмущенно уставилась на мутанта в ответ, чувствуя, как в ее груди стремительно вскипает волна встречного гнева. Да какого... Почему он так грубо с ними обращался?! Не только с Тао, но и с ней самой, будто она ему сказала или сделала что-нибудь реально плохое, отчего можно было вусмерть обидеться аж на целую неделю! А то и на всю жизнь, судя по его несносному поведению. Реально обомлевшая с таких неприкрытых гоповатых дерзостей Прайд аж рот приоткрыла, негодующе, совсем по-кошачьему сверкнув зрачками в тусклом свете уличного фонаря, явно намереваясь с достоинством парировать этот словесный наезд в стиле "э, сюда слушай! да, ты! комусцукосказал!"... но затем все также молча захлопнула варежку, каким-то чудом удержавшись от встречной реплики и лишь весьма обиженно уставясь в затылок столь же резко отвернувшегося от нее подростка.

Ну и хамло, простите!

Может, она правда как-то неправильно себя с ним повела? Ну, там, ляпнула какую-нибудь глупость по незнанию... случайно оскорбила всю его семью аж до пятого колена, а сама дуреха не заметила! Она ведь только недавно начала вести себя по-человечески, да и мыслить тоже, и еще не до конца разбиралась во всех тонкостях словесного общения. Вполне могла бы и напутать... что-то... Но тогда причем здесь, спрашивается, Тао? Ему что, просто не нравились жирные и мохнатые? У него имелось что-то против панд? Ну и львов, по всей видимости... Что еще за звериный расизм, блин! И даже если они в чем-то провинились... уже самим своим существованием, видимо — разве ж они были обязаны выслушивать весь этот поток негатива в свою сторону? Хороша же помощь, когда тебе ежеминутно грубят и открыто демонстрируют, как это не вовремя и вообще, знаете ли, дико впадлу!

Рассуждая примерно таким образом, Салли уже совершенно молча следовала по пятам бдительно зыркающего по сторонам, то и дело мечущегося из тени в тень саеносца — конечно, она не могла похвастаться таким же отточенным профессионализмом в движениях, позволяющим Рафаэлю самому стать живой "тенью", неслышной и невидимой, но тут девушку сильно выручали ее природные способности. Все-таки, до своего обращения в мутанта, она была диким зверем, охотником — одной из главных добытчиц ее небольшого прайда, и при необходимости умела двигаться достаточно бесшумно, фактически полностью сливаясь с травой... пардон, окружающей средой. Но, конечно, в глазах Рафа она наверняка была тем еще "валенком", шумным и неуклюжим, а про пузатого здоровячка-Тао и вовсе говорить не приходилось. Именно поэтому, едва завидев впереди двухцветную полицейскую "мигалку", юноша тотчас предпочел затащить своих нерасторопных спутников в ближайший грязный проулок, очевидно, всерьез забеспокоившись о том, что несчастный пухляш всенепременно выдаст их присутствие людям. Салли, первые секунду-две просто немо морщившая переносицу в адрес так некстати повстречавшихся им копов, едва ли не прожигая взглядом сквозную дыру в лобовом стекле их автомобиля (уф, снова эти лысые двуногие! одни проблемы от них!), на удивление послушно нырнула в темноту следом за черепашкой, не забыв также крепко ухватиться за широкую лапищу Шана и дернуть его в нужном направлении... да так и застыла напряженным изваянием промеж обоих пареньков, уже украдкой раздраженно дергая веком и пушистой кисточкой хвоста, даже не замечая, как та вновь и вновь щедро окунается в местную лужу.

Шлепанцы?! Нет, ну он вконец оборзел!

Окей, — каким-то непривычно серьезным для нее, даже суровым и собранным тоном молвила девушка себе под нос — достаточно тихо, чтобы ее не услышали за пределами подворотни, но так, чтобы ее слова достигли чутких ушей Рафа и заставили его с недоумевающей миной повернуться обратно к замершей рядом с ним львице, окинув ту коротким вопросительным взглядом — ась? ты чего? — Спасибо за то, что проводил нас, Рафаэль. Дальше мы с Тао как-нибудь сами, — оппаньки! Уот эта паварот! А что, вы правда думали, что она будет молча глотать все эти обидные реплики в их с Тао адрес? Неужто Раф правда думал, что ему простят его донельзя вреднючее поведение, уже граничащее с откровенным высокомерием? Салли, конечно, была терпеливой барышней, понимающей, но у всякого терпения был свой предел. Ей не хотелось ссориться с этим вздорным мутантом, как-то портить с ним и без того не шибко добрые отношения, просто потому что. Но очевидно же, что если он так и будет словесно "жалить" их с Тао по-очереди, ругая их почем свет зря, а временами открыто оскорбляя, то дело уже очень скоро закончится яростной вспышкой Салли и последующим за ней скандалом. И пока львица еще могла контролировать собственные эмоции, она предпочла убраться от черепашки подобру-поздорову — ну его, в самом деле! Никто же его за язык тогда не тянул, сам вызвался им помочь. Так вот, в топку такую помощь! Сами управятся. — Идем,, — не дожидаясь встречной реакции Рафа, да и вообще твердо решив, что всенепременно проигнорирует его гневное требование оставаться на месте, Салли весьма решительно, хоть и без лишней суеты двинулась куда-то... да неважно куда, просто в противоположную от юноши сторону, не забыв снова крепко взяться за пухлую ладонь Тао... Но уже спустя мгновение резко застыла в полусогнутом положении, когда спешно и как всегда очень неловко толкнувшийся следом за ней медведь, явно недоумевающий столь резкому переходу от дружного трио к гордому дуэту, вдруг с размаху пихнул своим необъятным боком то самое нагромождение из старых ящиков и размокших картонных коробок, за которым они прятались до сего момента! Естественно, вся эта бандура тотчас со скрипом накренилась... и с пугающим грохотом развалилась на части, что эхом разнесся по всей улице — да что уж там, по всему району, моментально привлекая к себе внимание стоявших у обочины полицейских!

Тааааоооо, — не то прошипела, не то по-кошачьему провыла Салли — хорошо, что вполголоса, натурально хватаясь обеими руками за голову. Да блин! Вот не хотелось ей признавать лишний раз чужую правоту, и вообще поддерживать этого грубияна Рафаэля, НО КАКОЙ ЖЕ ТЫ, СЦУКО, ЖИРНЫЙ!! Но вслух она этого, разумеется, говорить не стала — как-то уже не до того было, да и своя львиная (пхах) доля вины здесь тоже имелась, как ни крути. — %$@#... Надо куда-то его спрятать! — моментально позабыв обо всех былых обидах и дрязгах — временно, конечно — Салли с отчасти беспомощной миной развернулась обратно к Рафу, эдак живописно всплеснув когтистыми лапами: к черту твой расизм, к черту мою гордость, спасаем Тао, СРОЧНО! Ну правда же, им двоим с Рафаэлем ничего не мешало укрыться от глаз встревоженных блюстителей порядка, но что насчет бедного, заметно растерявшегося панды с его габаритами фургона-минивэна?! Такого не впихнешь в узкую щель промеж домов, не закидаешь коробками из-под абхазских мандаринов... и уж тем более не забросишь куда-нибудь на нижний ярус пожарной лестницы, они же мутанты, а не супергерои какие-то!

К вящему облегчению юных искателей приключений (доискались, бл*ть), Раф не стал их бросать — уж хрен его знает почему, может, из элементарной жалости к этим недотепам, а может, еще по какой причине, какая к лешему разница! Главное, что он остался рядом... и даже успел сообразить что-то по-настоящему гениальное, на взгляд уж вконец запаниковавшей Прайд, что только и могла, что с растущей беспомощностью елозить взглядом по сторонам, не находя подходящего по размерам укрытия. Но его и не потребовалось: схватив с земли какое-то грязное, замызганное и не шибко привлекательное на вид полотно, некогда, возможно, служившее навесом для ныне исчезнувшей овощной лавки, Рафаэль уверенным жестом накинул то на ушастую голову Тао, кажется, при этом еще разок вполголоса их всех обматерив, с чувством так, явно жалея, что вообще ввязался во всю эту гнилую авантюру! Не шибко вслушиваясь в его рычание, Салли резво ухватилась за противоположный край материи, помогая Рафу как следует ее натянуть, простите, и таким образом полностью укрыть громоздкий силуэт Тао от взглядов любопытных двуногих. Ну правда, кому вообще могло прийти в голову, что под этим "покрывалом" могло прятаться что-то настолько большое, а главное — живое? Лишь бы только Тао не испортил и эту жалкую маскировку, а ведь он мог, еще как мог, черт возьми! Просто потому, что это Тао, блин!

Не дыши! — только и успела грозно выдохнуть Салли ему на ухо, прежде, чем Раф уже грубоватым жестом ухватил ее саму за мохнатое, тонкое (уж по сравнению с его-то трехпалой конечностью) запястье, дернув куда-то глубже во тьму. Девушка, в принципе, и не думала ему сопротивляться. Что она, дура совсем, что ли! Тао они, допустим, кое-как спрятали — теперь нужно было позаботиться о сохранности своей собственной шкуры... Так что, Салли даже не пискнула, когда ее не шибко-то аккуратно втолкнули в какой-то тесный, заставленный досками проем, лишь в очередной раз дернув кончиком длинного львиного хвоста да напряженно прижав уши к черепу, фактически полностью утопив их в своей роскошной блондинистой шевелюре... да так и замерла фактически впритык к широченному черепашьему пластрону, едва ли не утыкаясь в него носом — это Раф торопливо просочился за ней следом, звучно шкрябнув панцирем шероховатую кирпичную кладку и внушительной горой мускулов нависнув над обалдело хлопнувшей ресницами мутанткой, вынудив ее всем телом вжаться от него в противоположную стену. Но даже это, увы, не помогло им обоим сохранить хоть какое-то подобие личной дистанции.

Вскользь пройдясь взглядом по ладному, бугрящемуся костяному торсу, лишь отчасти прикрытому потрепанной черной кожанкой, невольно в очередной раз поразившись размерам и физической мощи их с Тао спасителя и защитника (какой же ты, мать твою, ЗДОРОВЫЙ), Салли вновь устремила полный тревоги и напряжения взгляд куда-то мимо мускулистого плеча Рафаэля, спрашивая себя, насколько же хорошо они успели занавесить бедного медведя, не сползет ли это дурацкое полотнище с его многострадальной головы? А вот застывшего рядом с ней черепашку, кажется, это совсем не заботило, судя по сдавленному, короткому бухтежу, в очередной раз против воли сорвавшемуся с его языка... Салли даже сама не поняла, как это у нее хватило наглости резко вскинуть одну руку вверх, прямиком к физиономии мутанта, и легонько прижаться самыми кончиками пальцев к его шероховатым, украшенным целой коллекцией мелких, едва заметных глазу шрамов губам — тихо... Помолчи немного, ну хоть буквально пару минут! Не слышишь разве, как эти глупые полицейские уже заходят в подворотню и живо переговариваются друг с другом, светя фонариками по сторонам? Лишь бы не догадались обшарить тут все сверху донизу, засунув пытливые носы в каждую щель, короб или мусорный бак! Салли аж беззвучно, с оттяжкой втянула воздух трепещущими ноздрями, сузив скошенные куда-то набок зрачки до размеров двух крохотных, тонущих в море яркой травянистой зелени точек и чутка оскалив верхние клыки, вся обратившись в вытянутую, нервозно подрагивающую струну... не замечая даже, как ее пышный, округлый и по-женски привлекательный бюст упруго вжался в столь же напряженный грудак Рафаэля — да уж, довольно интимненько получилось, но едва ли львица сейчас это осознавала, из-за всех сил прислушиваясь к происходящему снаружи и мечась взглядом по противоположной стене, в тщетной попытке рассмотреть, где же сейчас находятся эти чертовы копы и чего они там так долго копаются. Проваливали бы уже оттуда к песьему дьяволу!

Отредактировано Sally Pride (2020-07-02 00:28:21)

+1

13

За всю свою черепашью жизнь, насыщенную самыми разнообразными событиями, Рафаэлю редко приходила в голову мысль, что его столь мужланская, часто граничащая с откровенной издевкой, манера общения может запросто обидеть ни в чем неповинного собеседника. Очевидно, окружающие уже настолько привыкли к вечно недовольному саеносцу, который то и дело кого-то глумил и над кем-то насмехался,  что проще было пропустить мимо ушей его колючие слова, дабы не вступать с ним в бестолковую, никому не нужную конфронтацию. Конечно, при таком подходе к диалогам без ссор не обходилось, однако в них парень тем паче развязывал язык, от души разбрызгивая свой низкосортный портовый лексикон.

Но вот такая резкая смена тона с любознательно игривого на строгий, буквально ледяной, не обдав, при этом обидчика ни единым словом порицания, была свойственна лишь их авторитетному сэнсэю, которого рядом как-то не наблюдалось. Много позже Рафаэль будет чрезмерно благодарен львице за то, что все-таки решила избежать словесной перепалки, воспользовавшись лишь кратким утверждением, мол “не желаешь помогать - свободен!”, а пока он с зеленой скептической рожей высунулся из-за груды ящиков, невольно отметив про себя более чем достойную сдержанность Салли. Подумаешь, цаци какие выискались (разумеется, мнение Тао в данный момент никого не интересовало, ибо оно машинально приравнивалось к мнению самой Прайд)! Не хотят реальной помощи того, кто знает этот долбанный город, как свои три пальца, да и не надо! В конце-концов, саеносцу тоже не улыбалось убить целую кучу времени на самозабвенную возню с двумя неудачниками, сбежавшими из-под бдительного ока Ниньяры. - На здоровье! -  буркнул Рафаэль, смерив фигуры мутанималов своим раздраженным взглядом, оставаясь при этом сидеть в тени импровизированного склада-укрытия. - Только давайте вы сначала копов хотя бы переждете, пока нас всех не замели! А уж потом будете строить из себя трепетных зефирок!

Конечно, черепашка не собирался доводить ситуацию до позорной поимки шерстяных гордецов бдительными стражами порядка, пока Салли всячески демонстрировала свое нежелание сотрудничать с зеленым быдлом и прочими парнями, на ком воспитание основательно так расслабилось. - Тсссс…. - практически беззвучно зашипел саеносец, весь подобравшись от накатившего напряжения и немигающим взглядом уставившись в сторону полицейской машины, которая проезжала уже совсем близко с их подворотней. - Помолчи, котик, сейчас они уед…

ЗВЕНЬ!....БЫДЫЩ!...

“Ну конечно… Разве могло быть иначе?”

От оглушительного раската железных контейнеров, громыхнувших на весь задний дворик, впору было звучно разбить лицо об ладонь, матерно сокрушаясь на дуохромного бодипозитивного идиота, который не сумел даже нормально прокрасться мимо всех этих коробок. Любопытство патрульных не заставило себя ждать, и уже через мгновение, под светом фонаря мелькнули их тени, выбирающиеся из автомобиля. Ну еще бы! Упустить такую потрясающую возможность схватить вероятного вора за руку… да ни в жисть! - Мать твою!... - тихо выругался Рафаэль, с досады плюнув себе под ботинки. Если эта пузатая панда не уберется прямо сейчас со всеобщего обозрения, то совсем скоро можно будет гостеприимно встречать службу по отлову сбежавших из зоопарка животных, а там и до профессоров с транквилизаторами недалеча… Кисло перехватив откровенно растерявшийся взгляд Прайд, черепашка принялся озираться по сторонам, судорожно пытаясь хоть что-то сообразить для их общего спасения от приближающихся стражей порядка. “А что бы сейчас предпринял Донателло? Или мастер Сплинтер? Как бы они поступили?” - мда… вот не привык саеносец принимать быстрые, а главное разумные решения, дабы уберечь все их задницы от неминуемого провала. - Только без паники! - самоуверенно заявил он, подскочив к обоим мутанималам и несколько хаотично взмахнув рюкзаком, словно собрался засунуть несчастного Тао Шана именно туда. Впрочем, Рафаэлю действительно требовалось продемонстрировать некое подобие циркового фокуса: буквально за считанный миг убрать огромную тушу панды, которая совершенно не вписывалась ни в какие возможные укрытия. “Жиробас он и есть, пусть Салли-Кусалли хоть об кирпич треснет!” - разумеется, вслух черепашка ничего не сказал, зато с многозначительной иронией покосился в сторону мечущейся аборигенки - мол, ну что теперь скажешь, борец за доброту, хр*нов? - Падай пластом на пол! - внезапно брякнул панцирный юноша, тихо пихнув локтем Шана, чтобы хоть немного привести того в чувство. - Делай, что говорю, и быстро! - он ничего умнее не придумал, как извлечь из кипы магазинных отходов большой такой, дырявый в нескольких местах брезент, которым, вероятней всего, укрывали от непогоды привезенные товары, и при активной помощи Салли накрыть несчастного китайца с головой. Вот и появилась новая, пусть и немного живая груда коробок. - Все, лежи смирно, пухлик, -  еле слышно буркнул мутант, после чего, живо выцепив  взглядом темное, заваленное всяким строительным барахлом углубление между минимаркетами, пихнул туда африкан-девицу, мало беспокоясь о состоянии ее внутренней гордости. И сам кое-как втиснулся вслед за ней, тем самым изобразив собой этакую четвертую стенку, состоящую из костяной черепашьей брони.

Ох… Не лучше ль было прикинуться второй здоровенной грудой мусора?...

По идиотской шутке случая, блондинка оказалась настолько близко от парня, что практически сопела ему в шею, неосознанно обжигая чужие ключицы своим приглушенным дыханием. В висках воспаленно застучало и повело, а на щеках вспыхнул предательский румянец, отчасти приглушенный болотистым оттенком черепашьей кожи. Не в силах отвести свои пылающие зенки от взъерошенных вихров Прайд, саеносец даже на секунду позабыл, по какой вообще причине он запихнул львицу в эту замызганнную нишу, да еще и так откровенно прижался к совершенно другой женщине! - Только ни… - внезапно на его губы опустилась девичья когтистая лапа в кожаной перчатке, призывающая прикусить язык, ибо поблизости все еще шнырялись назойливые полицейские. Скулы Рафа зажглись пуще прежнего, слишком показательно демонстрируя его окончательную рассеянность, которое столь безжалостно граничило с мужским возбуждением. Он попытался кое-как отодвинуться от мутанималки, дабы хоть немного высвободить пространство перед собой, однако львица, как назло, только впечаталась в грудные пластины парня, тем самым заставляя того и дальше испытывать собственную физиологию на прочность. Вот же привязалась, бес ее раздери!... Неужели это на него так действует солоноватый запах соевого соуса, который Салли недавно лакала вместе с роллами? Как бы там ни было, а только саеносец смутно догадывался, что от его адекватной реакции осталось всего ничего - он даже свои влажные ладони с необыкновенным усердием держал на противоположных стенах: так ему отчаянно хотелось коснуться бархатистой щеки африканской кошки, маячившей прямо под самым носом парня. “Да убирайтесь же отсюда, к вещему дьяволу!” - рычал черепашка, то и дело выворачивая шею до всех немыслимых хрустов позвонков. К счастью, стражи порядка не нашли ничего интересного, лишь немного повозив фонариком по округлой здоровенной массе покрывала, где притаился бедный медведь, и вскоре вовсе уехали, разочарованно скрипнув покрышками.

С трудом дождавшись безопасного момента, Рафаэль этакой лунной походкой вывалился обратно на свободу, после чего некоторое время просто стоял и дышал, словно у него резко случился приступ кислородного голодания. В какой-то степени, это все ж было правдой.

- Ниньяре ни слова,
- выдохнул, наконец, он, кое-как приводя свои шальные мысли в относительный порядок. - Такие методы… эм… маскировки довольно сложны для понимания, - машинально подцепив с асфальта многострадальный ранец, саеносец вытащил оттуда оставшуюся банку с газировкой и сделал несколько больших жадных глотков. Легче, теперь легче… В принципе, парень предполагал, что причиной такой несвоевременной тяги к другой, мать вашу, девушке послужила не только ее крайне аппетитная внешность, которую Рафаэль все-таки признавал, пусть и с явной неохотой, но и опасность разоблачения полицейскими, знатно подбросившая адреналинчику в горячую кровь. А уж если приплести к столь пикантной ситуации еще и шероховатость в отношениях с самой Ниньярой… Считалась ли вынужденная близость в тупике моральной изменой?

Стараясь держаться от Салли подальше, черепашка обошел,наконец, злосчастный коробочный завал и уже в который раз развернулся к Чайна Тауну. Он предпочел бы проделать весь путь молча и безо всяких неудобных расспросов о случившемся, однако, разумеется, со львицей-хочу-все-знать это оказалось невозможным. И почему она не должна была ничего рассказывать своей рыжей наставнице, ась? Не выдержав, Рафаэль все ж бросил в ее сторону укоризненный взгляд, искренне недоумевая, дурочкой ли она прикидывается или реально не догоняет. Велик был соблазн привычно, а главное, уничтожительно огрызнуться в защиту своей личной жизни, однако саеносец понимал, что в таком случае Прайд не постесняется спросить напрямик у самой куноичи, и уж тогда мутанту вновь предстояло бы пережить несколько неприятных мгновений.

- Ну понимаешь, киска… - как бы подоступнее объяснить-то? - Когда мутанты начинают встречаться друг с другом… Ну, в смысле, влюбляются… Ты же понимаешь, что это значит, да? - не без доли топорного смущения начал излагать Рафаэль, изредка помогая себе небрежной жестикуляцией. - Это тебе, типа, охурменно здорово с вот этим парнем, - приводя пример, он ткнул пальце в огромный пушистый живот Тао Шана, едва сдержав ироничную ухмылку, - и тебе хочется встречаться с ним снова и снова… ты готова заботиться о нем, кормить и защищать. Понятно, да? - разумеется, юноша деликатно умолчал о том, что еще можно делать с любимыми, особенно ночами под теплым одеялом. - Ну так вот, это называется “твоя вторая половинка”. И очень часто, что эта самая “половинка” не хочет тебя ни с кем делить, а тем более с другой девчонкой, даже со знакомой. То есть, любовь - это уже не дружба, это нечто большее… А мы вот такими вот забавными вещами, - он взмахнул ладонью в сторону их бывшего убежища, после чего его физиономия резко помрачнела, - можем запросто все разрушить. Вроде бы ничего особенного не случилось, а твоя половинка чувствует себя преданной. Ну как-то так, вот… Поэтому будет лучше, чтобы Ниньяра ничего не узнала…

“...для меня. Для нас обоих”.

+1

14

Осознавала ли Прайд, какое необычайно мощное влияние оказывала на этого странного, мрачного и хамоватого здоровяка одна только близость ее тела? Да хрен там плавал! Ей даже в голову это не приходило.

Нет, ну конечно львица обратила внимание на то, какой Раф весь из себя напряженный и обжигающе-горячий — жар, исходивший сейчас от его массивной бронированной туши, был довольно-таки ощутимым, и проигнорировать его было столь же нелегко, как и сам факт их донельзя интимного соприкосновения друг с другом. Но Салли едва ли осознавала, что причиной такой, кхм, горячности со стороны извечно недовольного чем-то юноши являлась она сама. Да и, знаете ли, не до того ей сейчас было! Все внимание блондинки сейчас было приковано к увлеченно шарящимся по подворотне копам, из логичного опасения, что им придет в голову приподнять краешек рваного брезентового тента или, к примеру, посветить фонариками в узкую, до невозможности тесную щель, где худо-бедно скрывались сейчас наши герои в панцирях. Точнее, один герой в панцире и его хвостатая, взъерошенная знакомая в кожанке и шипах. Но, на счастье всей троицы, включая затаившего дыхание Тао, полицейские лишь немного потоптались на входе в подворотню, как видно, не горя особым желанием приближаться к мусорке и вообще что-либо здесь трогать-осматривать. Темно, грязно и воняет, ну на кой черт туда соваться? И так, в принципе, прекрасно видно было, что здесь никого нет (ха, ха, хааа), никаких там воров-домушников, бомжей, наркоманов или грабителей с ломами и битами наперевес, так какой смысл суетиться и марать лишний раз подошвы служебных ботинок, верно?

А что ящики разбросаны и грохотало что-то — ну, кошки наверное, безобразничают, или бродячий пес какой!

Убедившись, что двуногие в форме уходят прочь, Салли столь же протяжно, с оттяжечкой выдохнула собранный в груди воздух, мысленно воздав хвалу львиным предкам: ура, ура, пронесло, все-таки! Теперь, наконец-то, можно было расслабиться и, ну... обратить внимание на какие-то другие, не менее интригующие вещи. К примеру, на то, что они с Рафаэлем все еще стоят в опасной близости друг к другу, так, что черепашка едва ли не утыкается носом в ее косматую шевелюру, сопя и пыхтя похлеще, чем разъяренный бык на испанской арене! Осознав, что она все еще на автомате прижимает когтистые пальчики к его губам, Салли, разумеется, тут же убрала лапу от чужой физиономии, однако ж, запрокинув голову вверх и с неприкрытым любопытством рассматривая широкоскулое, несколько грубоватое в чертах лицо юноши, эдак брутально перечерченное глубоким вертикальным шрамом. Ну а что? Такой отличный шанс повнимательнее рассмотреть их необычного защитника, который, между прочим, ужасно ее заинтересовал едва ли не с первого мгновения их знакомства! И это несмотря на всю его нарочитую грубость и эти презрительные, высокомерные фырки в их с Тао сторону. Все ж таки, Салли была очень... мирской девчонкой, и страшно любопытной вдобавок. Правда, Раф уже наглядно продемонстрировал ей свое отношение к такого рода бесцеремонным расспросам и наглому вторжению в его личное пространство, но сейчас-то они оказались рядом по чистой случайности, вернее, необходимости! Не виноватая она, короче. Он сам ее сюда впихнул и грозной скалой навис сверху, сам напряженно оперся руками по обе стороны от ее ушастой головы — так и стой теперь, пока она тебя разглядывает в свое удовольствие!

Да, удовольствие — ведь, как ни крути, а Раф был по-своему, ну... симпатичным, что ли?

Сложно конечно было судить о внешней красоте, особенно, когда речь шла о здоровущей черепахе-мутанте. Или когда ты сама — такой же мутант, вдобавок, не имеющий ни малейшего представления о том, что в этом мире красиво, а что нет. Она могла исходить лишь из своих собственных вкусов, весьма специфических, к тому же, учитывая ее этакое "первобытное", африканское происхождение. Бывшая львица, что вы хотите! Ну и что же, в первую очередь, могло бы показаться ей симпатичным в таком недружелюбном и грозном на вид существе, как Рафаэль? Ну, разумеется, его мускулы. Нет, МУСКУЛЫ! Целая гора мускул, бицепсов-трицепсов-и-им-подобных! Эта поистине звериная мощь, которой дышал буквально каждый сантиметр его крепкого, накаченного, полного сил и здоровья тела. Его широченный костяной грудак, жилистая "бычья" шея, внушительная линия плеч с бугрящимися узлами мышц... И руки, огромные сильные руки, кажется, способные одним небрежным нажатием сдавить ей черепушку, подобно старому резиновому мячику. Странно, вроде бы такое пугающее, неприятное осознание... но такое волнительное и даже откровенно возбуждающее!

И глаза... у Рафа были невероятно яркие и красивые глаза, с интересным разрезом и напряженно суженными зрачками, придающими его взгляду особый, немного хищный оттенок. Под стать желто-зеленым глазам самой Салли — если не обращать внимание на его внешность, можно было подумать, что в душе он такой же лев, как и она. Тигр, блин!

Отчего-то, эта шкодная мысль заставила ее донельзя весело и открыто улыбнуться во всю ширь рта... и тут же немного озадаченно склонить голову набок, с растущим удивлением наблюдая за тем, как черепашка спешно "вываливается" из их тесного закутка, аж слегка спотыкаясь и громко шаркая панцирем по стенам, словно бы торопясь как можно быстрее оказаться подальше от странно ухмыляющейся ему девицы. Ну... наверное, так оно и было. Если вспомнить все те дерзости, которыми он ее щедро осыпал на протяжении всего минувшего получаса, она, очевидно, не шибко-то ему и нравилась. Вполне естественно, что он хотел поскорее от нее отодвинуться, и вообще... Салли понимала это (хотя по-прежнему не могла догнать, что именно послужило причиной для такого подчеркнуто враждебного отношения) и, в принципе, не обижалась на Рафа в ответ. Насильно мил не будешь, и если мутанту прям НАСТОЛЬКО претило их с Тао общество — ну, наверное, ничего с этим не попишешь, да? Оставалось лишь смириться и молча проглотить это. Украдкой вздохнув чему-то, сама толком не понимая, чему конкретно, Салли вполне спокойно вышла из тени следом за Рафаэлем, уже вовсю нервно хлещущим какой-то шипучий напиток из горла, и в свою очередь на цыпочках приблизилась к завернутому в брезент панде, нарочито резким движением сорвав эту глупую ткань с его круглой ушастой головы. Бу! Ха-ха, испугался, да? Ну, очевидно! Вон как весь съежился в одну большую напряженно дрожащую со страха пельменину — аж зажмурился и обеими лапами от нее загородился, будто она сейчас вмажет ему кулаком по носу!

Ну что с вами не так, мужики? Чего вы такие дерганные-то? Неужели она в самом деле такая страшная и противная! Пффф...

Спокойно, спокойно, это всего лишь мы, глупый, — успокаивающе заурчала Салли в ответ на его невразумительный писк в духе "аааа, только стреляйте и не бейте меня пожалуйста!!", эдак покровительственно накрыв ладошкой черно-белую макушку и легонько встрепав смешно топорщащийся кверх хохолок. — И да, можешь дышать, наконец. Копы ушли... Отличная идея была, закрыть тебя этим полотном, а я и не догадалась даже. Не забудь сказать спасибо Рафу...

Ниньяре ни слова.

Ась?

Выпрямившись, Салли с откровенно недоумевающей миной развернулась обратно к заговорившему с ними мутанту, но тот уже сам отвернулся куда-то... в другую сторону, демонстрируя ребятам свой громоздкий, туго обтянутой кожанкой и оттого напоминающий массивный горб карапакс. Теперь-то что не так? Почему не говорить Ниньяре, о чем? Как он тут позорился, на пару с Салли пряча Тао от глаз полицейских? Да подумаешь какая проблема. Они вообще-то так и так не планировали ей рассказывать о своем ночном приключении... Но, кажется, Раф подразумевал нечто совсем другое, судя по его дальнейшим словам о маскировке. Да что не так-то было с этим дурацким брезентом? Неплохо получилось вроде, и Тао спрятали, и вообще...

Ты о чем? — не удержавшись, таки вслух переспросила Прайд, чем вынудила подростка донельзя раздраженно зыркнуть на нее поверх собственного мускулистого плеча. Ну, извини еще раз, что она такая тупая и реально не втыкает, о чем идет речь! Наверное, именно этот ее удивленный, полный искреннего непонимания взгляд широко распахнутых кошачьих глаз вынудил Рафа немного оттаять и уже по-человечески начать объяснять мутантке свою точку зрения, правда, смущенно запинаясь, тщетно силясь подобрать максимально понятные и доходчивые слова, да еще и тыкая зачем-то пальцем в пузцо только-только поднявшегося на ноги, все еще нервозно взъерошенного Тао, то и дело приводя его в качестве наглядного примера. При этом сама "романтическая парочка" несколько раз кряду обменялась откровенно недоумевающими, по-детски растерянными взглядами, все еще отчаянно тормозя в ответ. Нет, ну на самом деле, они все понимали, в целом... чай, не вчера родились, Тао, вон, вообще был уже относительно взрослым совершеннолетним парнем, в отличие от своей приятельницы, давно знакомым со всеми этими тонкостями человеческих взаимоотношений, вроде любви, ревности и отношений в принципе... Да и Салли, в общем-то, была не такой уж большой тетехой в этом плане, просто их обоих слегка выбил из колеи тот факт, что Рафаэль вообще поднял эту тему, зачем-то вспомнив Ниньяру и начав рассуждать о том, что лисице, мол, страшно не понравится все произошедшее. Салли аж мучительно наморщила лоб, из-за всех сил вникая в скомканную речь здоровяка; даже проигнорировала это его раздражающее обращение в стиле "котик" и послушно перевела взгляд на треклятую щель промеж двух близко расположенных друг к другу стен, где они только что напряженно теснились на пару с Рафаэлем... а затем снова посмотрела на вконец смутившегося, необъяснимо помрачневшего черепашку, кажется, наконец-то допетрив.

Хочешь сказать, Ниньяра будет ревновать тебя после того, как ты толкался со мной в этой подворотне? — на удивления четко и ясно "перевела" Салли чужой монолог, каким-то чудесным образом уложив его в одно короткое, емкое предложение... А затем, дождавшись сдержанного кивка саеносца, вдруг звонко расхохоталась на весь проулок, аж прижмурив глаза и чутка запрокинув голову к темным, крест-накрест занавешенным бельевыми веревками небесам. Тем самым, разумеется, заставив присутствующих здесь парней с явным изумлением уставиться на нее в ответ. Совсем ты спятила что ли, подруга? Чего ржешь-то на весь квартал? Ты больная? — Ну ты даешь... Да не скажу я ей ничего! Чего ты в самом деле, разволновался-то! — все еще сдавленно фыркая со смеху, уже гораздо спокойнее продолжила Салли, вновь опуская морду к товарищам и широко им улыбаясь. Ух, и смех, и грех, блин! Это ж надо было такое себе напридумывать! Чтобы Ниньяра ревновала? К Салли? За то, что они пять минут просто постояли рядом? Да ты, братец, тот еще юморист! — Я, знаешь ли, и не планировала ничего ей рассказывать, — с ухмылкой добавила Прайд, разведя когтистыми ладонями в стороны. — Самой не шибко-то хочется словить от нее пинка, она у нас барышня скорая на расправу. Узнает, что с Тао без спроса вышли на поверхность... да еще и наведались к нему домой... уууу, что тогда будет! Мокрого места от нас не оставит, правда, пельмешик? — на этих словах, девушка панибратски пихнула заметно упавшего духом медведя локтем. Скажи, а! Точно кирдык будет! Впрочем, уже спустя несколько мгновений эта донельзя веселая лыба вдруг ни с того, ни с сего сползла с глазастой львиной мордахи, сменившись былым, непривычно серьезным выражением.

Ладно... шутки в сторону.

Но вообще-то, меня не это сейчас заботит... А кое-что совсем другое! — она обвиняюще ткнула в Рафаэля пальцем — правда, издалека, понятное дело, не рискуя встать вплотную к этому вспыльчивому грубияну и начать что-то там ему втирать в самое черепашье рыло, рискуя схлопотать тяжелым кулачищем по лбу. Это было бы попросту глупо с ее стороны. И тем не менее, Салли твердо решила сказать все напрямик, благо, к этому времени ее гнев уже отчасти поутих и она полностью взяла себя в руки. Можно было как минимум не беспокоиться о том, что она сама гневно полыхнет и ляпнет Рафу что-нибудь чересчур резкое в ответ, банально не стерпев его выходок. — То, как ты ведешь себя с нами... Уж не знаю, чем мы с Тао так сильно тебе не угодили, это вообще что-то из разряда необъяснимого для меня лично, да и не так уж это важно, на самом деле, — она слегка возбужденно всплеснула руками, все же отчасти поддаваясь собственным эмоциям. А что вы хотели, обидно же! Тем более, она женщина, ей вроде как можно. — ...но если мы так сильно тебе не нравимся... и ты бесишься, что тебе приходится с нами возиться... То лучше просто иди дальше по своим делам, серьезно. Вот без обид. Я не хочу с тобой ссориться, Тао, я уверена, тоже. Мы, может, не шибко умные и тем более не такие ловкие и проворные, как ты — нас, знаешь ли, не обучали с детства хваленому искусству ниндзя, — но я считаю, это несправедливо, так нас обзывать и вообще. Мы не заслужили такого отношения. Я тебе не котик и не киса, а Тао — не какой-то там тупой жирдяй... то есть, да, он у нас полноватый, но это все равно не повод ему об этом постоянно напоминать, — она бросила на вконец огорчившегося Тао короткий, отчасти извиняющийся взгляд (прости за горькую правду, лапушка), но тут же вновь нахмуренно воззрилась на Рафа из-под растрепанных блондинистых прядей. — Ты хоть представляешь себе, что ему пришлось пережить? Да у парня вся жизнь с ног на голову перевернулась, из-за этой дурацкой мутации! Семья неизвестно где, ни денег, ни укрытия, и пузо размером с бочку! Он даже нормально к себе домой зайти не может, чтобы вещи забрать... А у меня так вообще теперь дома нет, — не удержавшись, Салли как-то зло пнула подвернувшуюся ей под лапу консервную банку. Ну правда... Строил тут из себя самого обиженного и расстроенного мутанта на свете... грубил и ерничал, как будто они все ему тут напортили! То же ей проблема, на свиданку один раз не сходить.

Суши у него пропали... беда-то какая.

+1

15

Э…Он сказал что-то невероятно смешное, да?

Вскинув брови аж до середины лба, Рафаэль вылупил свои зенки на гортанно хохочущую львицу, искренне недоумевая, с какого бодуна ей так весело чихать на его проблемы. Разумеется, Салли вовсе не обязана была проникнуться к возможным трудностям черепашки с его рыжей избранницей, если та вдруг прознает о маленьком недоумении, которое скрывала злосчастная подворотня. Но ведь ситуация была не настолько уж и забавная? Причем, дело было даже не в ревности куноичи - она, к слову, вообще никогда не носилась с катаной наперевес, чтобы вырезать все поголовье особей женского пола, посмевших хлопнуть глазками в сторону саеносца. Проблема явно зарождалась в самом парне, ибо его до сих пор не отпускало чувство, что он только что предал свою девушку. Ну… косвенно так, невольно поддавшись на мимолетное искушение, пусть и не по своей воле. Как Прайд только удалось, ничего при этом не предпринимая, довести черепашку до столь постыдного исступления? Ну да, им в самом деле пришлось до неприличия тесно зажаться в этом складском тупике, однако для Рафаэля это внезапно оказалось серьезной такой проверкой на собственную прочность. И хотя он со скрипом прошел ее, даже пальцем не тронув столь сексуальную львицу, всем телом вдавленную в его мускулистый пластрон, саеносец с ужасом осознал, что ему действительно понравилась эта вынужденная близость. Вот же мать черепашья… почему именно она, Салли? Почему ничего подобного не случалось с Моной Лизой, например? Или вообще с Эйприл, прости, господи?... Не то, чтобы Раф так жаждал влечения к чужим девушкам, просто как иначе еще было объяснить эту необъяснимую (ха!) тягу к странноватой африканской мутанималке? Ну не назло же сорвавшемуся свиданию с Ниньярой, верно? Он бы ни за что не пошел на такую низость, дабы тупо проучить свою любимую...

- Вот мне как-то совсем не смешно, - хмуро буркнул саеносец, то и дело массируя пальцами постукивающие виски и продолжая терзаться душевными сомнениями. Судя по всему, Прайд не испытывала ничего похожего, да и в принципе что-нибудь, отдаленно напоминающее совестливое смятение или хотя бы осознавание причины, вынудившее парня шарахнуться от львицы, как от бубонной чумы. - Да, лисы - они такие подозрительные, ух!  - дольше объяснять истинный расклад вещей, лучше уж пусть думают о нездоровой ревности Умеко. А там, глядишь, и сами осмотрительней станут. - Рад, что ты меня все-таки поняла, - мысленно махнув лапой на веселящуюся блондинку, Рафаэль словно бы разом потерял интерес к ее безостановочному трещанию о способностях их наставницы к скоростным расправам. Периодически поправляя лямку рюкзака, который покорно откликался гулким перекатыванием оставшихся контейнеров с недоеденной едой, черепашка шел вдоль теневой стороны улицы, сосредоточенно пытаясь прикинуть в уме кратчайший маршрут до заветного Чайна тауна. За последнюю четверть часа саеносец успел раз сто пожалеть, что вообще связался с этой разнокалиберной парочкой, которая, казалось бы, не могла ничего продемонстрировать кроме массы проблем. Причем, от Салли, как случайно выяснилось тактильным путем, неприятностей оказалось куда больше, чем от шумной и неповоротливой панды…

Возможно, Рафаэль так и остался бы угрюмым и хмурым проводником, молчаливо исполняющим свой супружеский долг, кабы не львица, вновь вынудившая парня обратить на себя внимание. Невольно прислушиваясь к Прайд, что принялась смело выговаривать панцирному грубияну все свои скопившиеся претензии, саеносец даже остановился на месте, искренне ошеломленный ее прямотой и такой вот детской… несведущестью, что ли. Ну откуда блондинке было знать, что хамоватый силач в принципе имеет такой скверный характер, а вовсе не пытается кого-то намеренно обидеть? Но с другой стороны, что это вообще за мода пошла тыкать Рафаэля носом в каждый огрех дисциплины и воспитания, словно мамашка, бесконечно зудящая на своего сына-двоечника? Пусть уж лучше радуется, что еще не довелось наблюдать за реальным ИЗВЕРЖЕНИЕМ, сметающим все на своем, едрить его в панцирь, пути!

- Я всегда такой, - проворчал Рафаэль, сложив на пластроне лапы. - И если ты не хочешь со мной ссориться - увы, придется привыкать, - смерив всклоченную львицу сверху вниз, насколько позволял ему собственный рост, мутант вдруг поймал себя на мысли, что совершенно не испытывает встречного желания огрызнуться в ответ. Ничего себе… совсем уже размяк за последние дни от переживаний - платочек ещё подайте! - Но ладно, обойдемся без "котиков", раз тебя это ТАК раздражает, - усмехнулся саеносец, разведя руки в стороны, словно бы обозначая степень чужого негодования. - Хочешь, могу называть тебя Лёвой? Или, например, Белёсик? Что скажешь? - на удивление беззлобно сострил он, но уже через мгновение его побитая шрамами харя вновь сделалась угрюмой и мрачной. - Пережить… Я представляю куда больше, чем вы думаете, - в его голосе внезапно зазвучала жесткость, отчасти разбавленная внутренней горечью и тоской. Обычно Рафаэль старался подавлять в себе весь скопившийся негатив, выплескивая его лишь в азарте хорошей такой заварушки, однако на этот раз в нем словно что-то сломалось. То ли момент совпал, то ли Салли каким-то чудом умудрилась приподнять завесу его нелюдимой души, всего лишь обмолвившись о страданиях панды - во всяком случае, черепашка вряд ли мог это объяснить простым желанием посплетничать, учитывая, что ему и в качестве понимающего собеседника годился далеко не каждый. А здесь так  вообще двое, весьма сомнительных слушателей, которых он знать-то не знал толком - так, жертвы инопланетных опытов. - Я могу только догадываться о твоих чувствах, здоровяк, - приставив ко лбу ладонь в качестве “козырька”, мутант задрал голову, пытаясь выцепить круглые растерянные глаза Тао Шана. - Хотя, считай, я и сам родился в этом треклятом мутагене - воспоминаний у меня почти не осталось. Помню только быструю и странную вспышку боли, как будто в кипящую кастрюлю упал. Не исключаю, что это вообще было что-то похожее на сон, однако не могу сказать, что мне понравились ощущения… И вообще… Это по-вашему проблемы? Да нету у вас никаких проблем, черт возьми! - внезапно рявкнул Рафаэль, в каком-то отчаянии подскочив к округлой фигуре медведя и пихнув того пальцем в большой мохнатый живот. - Ваши проблемы еще даже не начинались, так что лучше радуйтесь, пока не поздно… Знаете, что это вообще такое? Проблемы - это когда ты до сих пор чуешь запах жженой резины и слышишь скрежет расх*раченного в хлам мотоцикла, а сам ты валяешься в какой-то грязной канаве, пытаясь сосчитать свои сколотые, мать их, зубы… А потом еще твой самый умный брат внезапно лишается зрения, и хрен ты знаешь, не превратился ли он из зануды-ученого в жалкого беспомощного калеку!... Хотите еще? -  гораздо тише и спокойнее продолжил черепашка, уже сильно жалея о том, что не сумел сдержать свои чувства, которые, очевидно, слишком давно просились наружу. - Что скажете о старшем брате, который плюнул на свою семью, переметнувшись в клан наших заклятых врагов? Которого вы, кстати, видели там, на танкере… - внезапно осознав, что и так рассказал слишком много личного, саеносец умолк на полуслове, устало прикрыв глаза, после чего махнул лапой - ну что теперь, немедленно все отрицать и заодно звонить людям в черном? Сказал и сказал… подумаешь. Вроде как все свои теперь, верно? - Кстати за углом этого кинотеатра начинается Чайна Таун. Мы почти на месте.

+1

16

Да уж... не такой реакции она от него добивалась. Совсе-еем не такой, черт его дери!

И уж тем более Салли не планировала мериться с кем-то письками... простите, размером своих проблем! Она просто хотела, чтобы Раф перестал, наконец, смотреть на них свысока и грубить, грубить, грубить без конца, ведь они же и правда не сделали ему ничего плохого. Вот совсем ничего! За исключением самого факта появления в жизни старшего мутанта, и без того не шибко сладкой, но тут уж извините — не их вина. Спрашивается, кому сейчас было легко? Правильно, никому! У всех были неприятности, у всех царила тотальная безнадега и полная неопределенность в жизни, но Салли даже не думала о том, чтобы тыкать это кому-то в морду, мол, поглядите-ка, какие мы с Тао бедные-нищастные! А ну пожалейте нас всем миром, СРОЧНО! Нет... Ничего подобного. Она вообще не особо распространялась о своих личных переживаниях на тему непредвиденного расставания с родной африканской саванной и еще более непредвиденной, мать ее, мутации. Пожалуй, если бы не резкое поведение Рафаэля (в основном по отношению к ни в чем не повинному Тао), она бы так и продолжала молчать в тряпочку, натягивая бодрую ухмылку на лицо и вообще...  всячески демонстрировала свой бурный оптимизм по отношению ко всему, что ее окружало. Просто потому, что не привыкла разводить сопли по поводу или без. Можно сказать, что этот желтоглазый здоровяк буквально вынудил ее повести себя так — открыто выступить против него со своими претензиями, намекнув, что они с Тао, вообще-то, тоже натерпелись за последнее время... да еще как натерпелись!

Но Рафа это, похоже, ни капельки не впечатлило. И даже, в некоторой степени, стало для него последней капли в переполненной чаше терпения. Иначе как еще объяснить всю ту озлобленность и ничем не прикрытое отчаяние, с которым он накинулся на своих прибалдевших спутников?

Салли натурально обомлела, моментально сбросив то насупленное выражение, с которым она пялилась на черепашку минутой ранее, и просто немо воззрившись на него в ответ, широко распахнутыми, полными недоумения, даже откровенного шока глазами. Что уж говорить про бедолагу Тао, который вообще не планировал ссориться с кем-либо и даже словом не заикался о своих проблемах перед Салли с Рафаэлем! Несчастная панда так и вовсе съежилась в одну огромную, едва ли не плачущую пельмешку, страдальчески взирая на Рафа поверх нервозно вздернутого плеча Салли — ну хватит вам уже, мастер Рафаэль! я же вообще ничего вам не сказал на эту тему! Салли невольно загородила эту огромную, пухлую тушу локтем, словно бы желая оградить беднягу от столь мощного потока негатива... но, естественно, это было попросту нереально. Рафа как прорвало, блин! И Салли, эта бойкая, на редкость отважная и говорливая мамзель, сейчас даже не задумывалась о том, чтобы как-то его прервать или тем более вступить с ним в открытую дискуссию. Честно говоря, она уже всерьез жалела о том, что вообще раскрыла рот... Но поздно уже было пить боржоми. Теперь злосчастной парочке только и оставалось, что играть роль импровизированной мишени для скопившего гнева саеносца. И не только... Хоть его слова звучали довольно эгоистично (почему это их проблемы были менее важными, чем его собственные? с какого это, простите, ляду?), но вместе с тем в них было столько безвыходной горечи, что Салли даже в голову не пришло ему возражать. Так что, она просто молча продолжала его слушать, неосознанно хмурясь и чисто по-кошачьи отводя закругленные уши назад, словно бы ей жутко не нравилось то, что она сейчас впитывала... так оно и было, по сути. Но не только из-за взятого Рафаэлем тона, но и потому, что она действительно сопереживала ему в ответ.

Да, бл*ть! Она же не бесчувственный чурбан какой, в самом-то деле! Хотя все эти многогранные и чертовски сложные людские эмоции были для нее в новинку, но Салли уже неплохо так ими прониклась... и даже успела научиться таким элементарным вещам, как простое человеческое сочувствие. Иначе с чего бы она вообще решила помочь Тао вернуть его старые вещи или защитить его перед Рафаэлем? Жаль только, что защитница из нее выходила ну такой себе... Хотелось бы ей поскорее найтись с ответом, но увы — сейчас львица только и могла, что подавлено глядеть себе под лапы... простите, ноги, не зная, что сказать и как вообще реагировать на этот спонтанный всплеск чужого не то гнева, не то отчаяния. Что вообще можно было на это ответить? Да ничего, пожалуй. Только лишь молча проглотить этот до невозможности желчный монолог черепашки да смириться с тем, что им, похоже, придется и дальше сносить весь этот едкий негатив в свой адрес — ведь Раф, по сути, четко дал им обоим понять, что не намерен идти им навстречу и менять линию своего поведения. Ах, вам что-то не нравится? Ах, я грубый, несправедливый и вообще такой-сякой гад, не умеющий в мирное и вежливое общение? А не пойти бы вам лесом, господа хорошие? Вас мне еще только не хватало, в дополнение ко всем своим  имеющимся проблемам! И тут уж ничего не скажешь и не возразишь даже... Он явно не стремился внимать их личным переживаниям, и вообще вести себя по-дружески — это Салли усвоила довольно хорошо и более не испытывала желания давить на какие-то скрытые душевные струны разоткровенничавшегося мутанта. Не из обиды... но из банального понимания, что для Рафаэля все это было неважным. Ему было плевать на их беды, просто потому что у него у самого их было навалом. Да еще сверху то и дело поднакидывали лопатой свежего дерьмеца — где уж тут найдется место хваленой человеческой эмпатии?

Как говорится, каждый сам за себя.

Непривычно серьезная рожей, преисполненная самых мрачных и неоптимистичных дум, Салли еще помолчала минуту-другую, все также напряженно хмурясь и "бегая" глазками по грязному асфальту у себя под ногам, не то всерьез пристыженная, или же оскорбленная до глубин души, а может, просто обдумывая услышанное и решая, как лучше поступить. Врожденная, поистине львиная гордость внушала ей развернуться и молча пойти дальше, прихватив Тао за лапку, тем более, что Раф уже довел их до нужного места... но что-то (возможно, что самое элементарное благоразумие) удерживало юную мутантку от столь очевидного и скоропостижного решения. Ведь какой-то частью своего рассудка Прайд понимала: без его помощи им двоим не обойтись. И что прикажете делать? Пока мутантка напряженно анализировала ситуацию, мечась промеж двух огней, Тао за ее спиной вдруг снова зашевелился, привлекая к себе их с Рафаэлем внимание. Мордаха у пандыча была на редкость серьезной и даже угрюмой... Особенно когда она вдруг звучно хлопнул мохнатыми ладонями друг о друга и согнулся в глубоком почтительном поклоне — не только перед Рафаэлем, но также перед его удивленно насторожившейся "подругой". Ась? К чему все эти церемонии, дурашик?

Благодарю вас обоих за помощь... Салли, мастер Рафаэль, — он поочередно склонил голову перед каждым из мутантов, после чего снова выпрямился, непривычно сумрачно взирая на них сверху вниз. Сумрачно... и невообразимо печально, подавленно даже. — Вы уже достаточно для меня сделали. Я понял, что мои проблемы — это только мои проблемы, и они не должны касаться вас двоих. Я сам с этим разберусь... Ну, до встречи, что ли, — он отчасти неловко помахал им лапой на прощание, прежде, чем обойти Салли стороной и необычайно решительным (хоть и все еще ужасно неуклюжим) шагом двинуться куда-то за указанным Рафом поворот.

Стоп... ты куда это собрался? Тао! — Салли, в свою очередь, аж вся вскинулась, не веря собственным глазам и ушам, ошеломленно уставясь в широченную спину медведя. Э! Вот просто — эээ?!! — ТАО, — громко, негодующе зашипела девушка ему вслед, но Тао даже мускулом не дрогнул... образно говоря. Только лишь нервно подпрыгнул на месте да едва ли не вприпрыжку ринулся дальше, смешно тряся своими широкими необъятными бочинами. Да что б тебя! Далеко собрался-то?! Не удержавшись, Салли все-таки ожгла замершего рядом с ней Рафаэля до предела раздраженным, упрекающим таким взглядом — хоть едва ли черепашка им проникся, будучи на редкость суровой и непрошибаемой личностью. Ну как, мол? Ты доволен? Добился, чего хотел? Теперь поди, останови этот черно-белый пузатый танк! Серьезно... как его остановить?! — Нельзя отпускать его туда одного, — проурчала мутантка, с заметным напряжением подергивая пушистым кончиком хвоста. Выглядела она ужасно взволнованной... и даже капельку испуганной, пожалуй. Страшно было представить даже, какую шумиху мог навести этот толстый мохнатый увалень, сам того не желая! Да его же мигом заметят и схватят... и отправят куда-нибудь в зоопарк, выставив на потеху местной публике! А то хуже — вновь упекут в секретную лабораторию. На опыты. Уже не обращая внимания на Рафаэля, Салли чуть ли не бегом рванула следом за Тао, спеша предотвратить неминуемую глупость последнего. А что еще ей оставалось! Ну не могла она просто на это забить. Рафу было в разы проще, он мог в любой момент уйти прочь, оставив их в одиночестве разбираться со своими проблемами, а вот Салли... Салли чувствовала себя теперь в некотором роде ответственной за этого доброго идиота. Не только перед Ниньярой, но также перед своей собственной... как это там у людей звалось... совестью?

Ну правда... Он и так уже серьезно пострадал по ее вине. И пускай тогда это было банальной самозащитой с ее стороны — сейчас она не могла позволить ему наломать еще больших дров своими необдуманными поступками! Он был слишком сильно расстроен... и не ведал, что творит. В таком состоянии он был даже еще более уязвим, чем обычно — хотя, казалось бы, куда уж больше, чем обычно!

Тао... Тао, #@%$, подожди меня!... ТАО!...

+2

17

И все-таки оно не давало ему покоя...

Честно говоря, ситуация вышла просто отвратительной, особенно по отношению к этим двоим, которые и левой своей пяткой не притрагивались к гигантскому кому проблем черепашьей общины. Ну разве что косвенно обострили трения в непродолжительном романе Рафаэля, однако предприимчивая лисица и так уже устала сидеть без дела на маяке, словно законопослушная бабушка с пирожками и спицами в обеих лапах. Спасение несчастных мутантов лишь послужило толчком к более решительной деятельности Ниньяры, и не случись в их жизни того злополучного танкера, рыжехвостая воительница обязательно проявила бы себя по-другому и, возможно, куда менее приемлемо для нравственных чувств саеносца.

При идеальных раскладах, когда срываться было особо не на кого, импульсивный забияка, как правило, гасил свою ярость в додзе, со всей дури молотя уже изрядно потрепанную грушу, вплоть до зычного лопания нижних швов. И ему действительно легчало на душе, хотя и приходилось потом, после такой вот “тренировки” собирать весь рассыпавшийся песок обратно в мешок, да в очередной раз заниматься его реставрацией. А здесь… Рафаэль и сам не подозревал, насколько близко он уже успел подойти к своей точке кипения, которая только подпитывалась мрачными, без конца вьющимися вокруг черепашки событиями, постепенно превращая его шаткое самообладание в некое подобие раздувающегося гнойника. Одно, казалось бы далеко не самое обидное замечание со стороны Салли - и вот оно, получите целый баллон монолога, под корень уничтожающего любые потуги защитить чью-то личность.

“Черт, вот дерьмо-то… Походу, я слегка переборщил, - в невеселой задумчивости пошкрябав ногтями щеку, Раф украдкой покосился на притихших мутанималов. Кто бы мог подумать, что его отчаянное красноречие вдруг возымеет такой эффект, подобно динозавру, обрушившегося на затормозившего ротозея. Впрочем, саеносец вообще редко думал о последствиях, даже сейчас не изменив своему образу эгоистичного, ничем не пробиваемого чурбана. Казалось бы, ну что здесь сложного - просто открыть рот и принести извинения за собственную несдержанность. Сорян, навалилось, вы здесь совершенно ни при чем… Надо сказать, что парень действительно чувствовал угрызения совести, и ему стоило хотя бы объясниться перед шерстистыми бедолагами, случайно наступивших на его проблемную мозоль. - Нужно все утрясти прямо сейчас… или нет, лучше когда заберем китайское барахло Тянь-Шаня. Сейчас немного неподходящий момент, едрить его в панцирь!”

Гнетущее молчание, камнем повисшее в воздухе становилось совсем уж непереносимым. Чтобы немного отвлечься и собрать свои нервы в аккуратный пучок, Рафаэль легким хлопком по куртке выбил из кармана прямоугольную, изрядно помятую пачку курева, теперь уже постоянного жителя любимой косухи саеносца. Оглянувшись на мутанималов, все еще не склонных даже к дежурному разговору, он перехватил губами одну из сигарет, решив все-таки попытаться немного сгладить столь трескучее напряжение между всей троицей:

- Сразу предупреждаю, китайцы спят очень чутко. Любое подозрительное шуршание - и все, здравствуй, дерево! Толпы поклонников в новостных чатиках вам обеспечены. Ну, панда и сам знает, да? Эй!  - здесь черепашка поневоле обратил внимание на слишком уж серьезную физиономию дуохромного азиата, который словно бы вообще ничего не слышал, безмолвной глыбой возвышаясь над остальными. - Тян… Шан? - так и не воспользовавшись зажигалкой, Рафаэль невольно вскинул свою озадаченную бровь, а затем сделал пару шагов по направлению к панде, мысленно перебирая в голове свой скупой лексикон на предмет дружеских выражений. - Алло, хайдук?... - однако Тао, кажется, четко решил больше не раздражать эту сердитую черепаху своим присутствием… резко распрощавшись с товарищами, он уверенно потопал вперед, мало заботясь о принципах банальной маскировки и вероятного обнаружения случайными наблюдателями. - Зря дуришь, здоровяк, - нахмурился саеносец, сосредоточенно помолотив зубами сигаретный мундштук. Блондинистая аборигенка, изрядно растерявшись от столь неожиданного решения своего шарообразного коллеги, тотчас же засуетилась вокруг, всеми способами пытаясь остановить Шана. Со стороны это могло выглядеть весьма забавно, и в другое, более безмятежное время Раф непременно бы поржал над потугами низкорослой львицы хоть как-нибудь замедлить напирающий на китайский квартал бульдозер черно-белой расцветки. Но черепашке, несмотря на все свое напускное безразличие и даже передергивание плечами - мол, а я то чо? - также было не до смеха. Пусть он и демонстрировал мутанималам всяческое "пфе!" и раздражение, саеносец еще с первых минут столкновения прекрасно осознал, что эти двое ни за какие рыбные бутерброды не будут брошены на произвол судьбы. И конечно же, дело было далеко не в Ниньяре, профессионально лишающей наиболее чувствительные части тела, нет. Ведь сам Рафаэль, по своей натуре не был злодеем, а только очень вредным и ворчливым чуваком, который, тем не менее, всегда был готов прийти на помощь, сквозь любой огонь и воду.

Но вот если Тао Шан попадется сейчас на глаза людей или, простигосподи, шпионов Фут… снова вытаскивать его из различных лабораторий будет весьма затруднительно.

Не обращая внимания на шипение Салли у себя под ухом, Рафаэль быстро пошевелил извилинами, а затем, перекинув рюкзак на другое плечо, ускорил шаг таким образом, чтобы перегнать медведя и очутиться аккурат прямо перед ним. Да, он вам не какая-то там миниатюрная девица - попробуй отодвинуть в сторону этакую тумбочку забетонированных мускулов!

- Панда, слушай… - сделав глубокий вдох, черепашка на мгновение прикрыл глаза, после чего осторожно утопил свой пудовый кулак в огромном белом животе отчаявшегося существа, словно бы пресекая любые попытки Тао избежать неожиданное панцирное препятствие. - Не стоит творить глупостей, которые могут потом слишком дорого обойтись… Это я сейчас не только про тебя говорю, а еще и про нее, - короткий кивок в сторону Салли. - Если ты не заметил, но Котик сильно печется о твоей черно-белой заднице, мой дорогой друг, поэтому на твоем месте я бы сто раз подумал, прежде чем нанести ей боль своими необдуманными поступками, - в его приглушенном голосе засквозили нотки сожаления. - Увы, я хорошо знаю, что это такое, потому что и сам очень часто плачУ за такие вот опрометчивые движухи… Так я, например, похерил свой мотоцикл… и чуть себя заодно не похоронил. Сомневаюсь, что красивые цветы на моей могилке принесли бы Ниньяре долгожданное облегчение … Так что предлагаю тебе сейчас остановиться и подумать, стоит ли искать кучу проблем для себя и своей подруги из-за какой-то вредножопой черепахи? Которая, кстати, сожалеет и предлагает перемирие… ну, по крайней мере, до конца нашей совместной миссии. Идет?

+1


Вы здесь » TMNT: ShellShock » V игровой период » [С5] The Reason of Our Lives (Салли Прайд)